ПРИЗЫВ НЕ УСЛЫШАН

Автором предложений, содержащихся в указе, был Ломоносов. Он разработал проект, «каким образом в Российской империи, в рассуждении столь пространного государства, разные руды и минералы искать надлежит», предложил сделать изучение недр делом всенародным. Согласно составленной им инструкции, по всей стране следовало произвести сбор «разных камней, глин, песков» и их образцы отправить в Академию наук. В те места, где будут получены представляющие интерес минералы, в дальнейшем предполагалось посылать специалистов.

Особое внимание в проекте было уделено поискам золота. Еще в пору ученичества, находясь в Германии, Ломоносов бывал на золоторудных месторождениях. Больше всего его интересовала неизвестная тогда науке песчаная руда — «самородные зерна, с землей смешанные, которые лежат на поверхности». Из трактата Кассия «О наивысшем и совершеннейшем создании природы и главном светиле земных веществ — золоте» ученый выписал все данные о песчаной руде, которая в Гвинее добывалась из реки, из 37-томной «Истории природы» Плиния Старшего узнал, что золото получали из речного песка в Испании, Италии и Индии. Но он понимал, что это еще не объясняет происхождения золота, так как встречалось оно в песках и далеко от рек.

Вернувшись на родину, Ломоносов в 1741 г. составил «Минеральный каталог Академии наук», в котором особенно детально описал образцы песчаного золота, и в частности кашгарские. Он отмечал округлость зерен и другие признаки, которые могли бы объяснить происхождение этого золота. Но данных было мало, и великий ученый не без основания подвел итог: «О сем всем ничего постоянного не примечено, для того нельзя никаких генеральных правил назначить».

Разработкой этих правил Ломоносов продолжал заниматься упорно, и через два года в «Первых основаниях горных дел» он уже развенчал трактат доктора Бехера «О неубывающей и беспрестанной песчаной руде», в котором доказывалось солнечное происхождение золота в песках, заметив, что все это «больше до алхимии, нежели до горных дел надлежит».

Ломоносов первым начал химическое и микроскопическое изучение уральского коренного золота, что содействовало улучшению технологии его извлечения. Но и о россыпях он не забывал, собирал все новые данные и наконец в 1757г. выступил с объяснением происхождения россыпей в «Слове о рождении металлов от трясения земли». Теория изложена Ломоносовым с исчерпывающей ясностью и полнотой: «Итак, никто не почтет сего невозможным, что золотые зерна из рудной жилы каким-нибудь насильством натуры оторваны и между песком рассеяны. Сему присовокупляют силу и важность кварца, сросшиеся с золотыми зернами, в песке находящиеся, явно уверяя, что песковое золото в жилах родилось. Ибо жилы, чистое золото содержащие, почти всегда состоят из кварца». 

Надо отметить, что сходная мысль была высказана значительно раньше Агриколой. В трактате «О горном деле» (1556), возражая тем, кто считал, что золотом бывают богаты только реки, текущие в широтном направлении, он отмечал: «Золото вообще не рождается в ручьях и реках… а отрывается от жил и прожилков и осаждается в песках рек и ручьев». Во времена Ломоносова ссылки на работы предшественников делались не так пунктуально, как этого требует этика нашего времени. Вероятно, высказывание Агриколы было Ломоносову неизвестно. В этом можно убедиться, проследив, как постепенно, по мере накопления данных, формировалась его теория происхождения россыпей. В трактате «О пользе химии» Ломоносов утверждал, что золото можно обнаружить не только в жарких странах.

Отсюда уже оставался один шаг до практических выводов. И они последовали. В 1761 г. было подано «В Правительствующий сенат нижайшее доношение от коллежского советника и профессора Михаила Ломоносова». «Уповательно,— писал он,— что в толиком множестве рек, протекающих в различных местах по России, сыщется песчаная золотая руда». Следует отметить, что в черновике письма сказано о реках, «протекающих в гористых местах». Ломоносов внес исправление, придав своему выводу более широкое и, как теперь ясно, более точное значение. Он предложил: «Для государственной пользы и славы… пески промывать и пробовать новоизобретенным мною способом, коим самый малый признак золота показать можно».

Способ этот, по современной терминологии, представляет мокрое гравитационное обогащение. Высокий деревянный сосуд до половины заполняли песком, затем доливали воду и лопаткой перемешивали так, чтобы песок и вода «обращались горизонтально». При этом золото и другие тяжелые минералы оседали на дно и накапливались там по мере промывки все новых порций.

Ломоносов предлагал производить промывку песков без предварительного их измельчения. Он особо оговорил, что если «золото с песчаными зернами соединено и в них заключено… должно песок жечь до раскаления и сыпать в воду», достигая этим разрушения сростков без измельчения золота. В его проекте указаны приемы извлечения золота из глины, приведены чертежи золотопромывальных установок, словом, предусмотрено все необходимое для практического применения его метода.

Ломоносов подчеркнул, что золото в песках, даже малая его примесь, служит «признаком, что вверху той реки надлежит действительно быть золотой руде в жилах». Он отметил также, что золото в песках «может быть и далеко от рек, но думать должно, что тут бывало прежде какой-нибудь реки течение».

Даже теперь нелегко добавить что-либо существенное к составленной Ломоносовым программе поиска россыпного золота, надежной, простой и вполне осуществимой в условиях того времени.

Предложения Ломоносова были полностью включены в указ от 11 июля 1761г. и, следовательно, стали обязательными для всей чиновной России. Выполнение указа Сенат возложил «на попечение канцелярии Академии наук», разрешив ей принять «12 молодых людей из гарнизонных школьников для обучения минералогии и пробирному делу» с жалованьем 1 руб. в месяц каждому.

Этим, по существу, дело и ограничилось: то ли просто утонула в канцелярском море очередная казенная бумага, то ли пришлась не по вкусу кому-либо из вершителей судеб, что более вероятно, учитывая, как много было у Ломоносова в Академии противников. Сам же он в последние годы жизни уже не в силах был энергично добиваться осуществления своего замысла. Кое-что было сделано лишь по сбору образцов руд, необходимых для подготовляемой Ломоносовым «Минералогии российской». Эта работа так и осталась незавершенной. А к выполнению проекта проверки на золотоносность всех рек страны даже не приступили.

Идеи Ломоносова о происхождении россыпей, так же как и его предложения по организации их поисков, остались незамеченными. Известно, что Ломоносов очень заботился о распространении своих книг, рассылал их на рудники и заводы, но читателей было мало. Иноземные специалисты, занимавшие высокие посты, считали, что они призваны учить, а не учиться, и русские книги их не интересовали, рядовые же рудоискатели не были достаточно подготовлены к восприятию книжной мудрости, да и редко она до них доходила.

Призыв гения не был услышан. Уже давно стало поговоркой, что нет ничего более практичного, чем хорошая теория. Запоздалое открытие россыпей в России, а как мы еще увидим, и в других странах отчасти было следствием того, что теория Ломоносова не получила распространения и не сыграла роли в практических делах, но для всех поколений остается вдохновляющим примером научного предвидения и борьбы с вековыми заблуждениями.

Полный текст книги “Загадка русского золота”

ПРИЗЫВ НЕ УСЛЫШАН
Пролистать наверх